Как называются жители Швейцарии

Время на прочтение статьи = 16 минут

Швейцария — страна небольшого размера, которая, тем не менее, имеет огромное влияние на мировую экономику. Площадь Швейцарии составляет всего 41 тысячу квадратных километров, но на этой земле уместилось так много уникальных природных и культурных явлений, что невольно вспоминается пословица: «мал золотник, да дорог». Официально Швейцария не имеет столицы, но принято считать, что швейцарская столица — город Берн. Жители Швейцарии называются швейцарцами, их мировоззрение также весьма удивительно и имеет массу специфических особенностей. Интереснейшие факты о Швейцарии читайте далее.

Основные сведения о Швейцарии

Швейцария — одна из самобытнейших стран Европы. Несмотря на свое мультикультурное и многоязычное население, изрядная доля которого даже не является гражданами конфедерации, она умудрилась сохранить множество колоритных национальных черт.

По сути это самое толерантное государство планеты, в котором совершенно официально используются несколько языков, каждый кантон обладает известной политической и экономической самостоятельностью, важнейшие законы принимаются только на основании всенародного обсуждения, и при этом многие нормы права имеют просто непререкаемый авторитет и жесткость исполнения, что естественным образом отражается и на жизни людей.

Швейцария
Швейцария — одна из самобытнейших стран Европы

Само название страны происходит от имени Швиц (Schwyz) — одного из трех кантонов, которые послужили основой и зачинателями Швейцарской Конфедерации. Но также страна известна и под своим древним именем — Гельветика, или Гельвеция (Helvetica, Helvetia), данным еще римлянами западной части современной территории Швейцарии по названию населявших её кельтских племен гельветов. Интересно, что на почтовых марках страны также используется имя Helvetia, да и само название конфедерации во многих официальных документах пишется на романский манер — Confederatio Helvetica.

Сами гельветы довольно рано сошли с исторической арены — после завоевания Римом (I в. н. э.) они были либо вытеснены в Галлию, либо ассимилированы, а после вторжения германских племен быстро смешались с пришельцами. Однако многие элементы и обычаи тех времен дошли до наших дней в высокой степени сохранности, а слава швейцарцев как умелых воинов и оружейников до сих пор служит им немалую службу (достаточно вспомнить гвардию Ватикана). И это при том, что страна уже 400 лет ни с кем не воевала и жестко придерживается принципов нейтралитета.

Этнический состав местного населения в наше время очень пестрый. Здесь проживают выходцы из всех стран и регионов планеты — часто не имея швейцарского гражданства при этом. Государственный статус имеют немецкий, французский, итальянский и ретороманский языки.

Неудивительно, что при столь разнообразной культурной среде должен быть символ, объединяющий всю страну. Таковым без сомнения является самый узнаваемый элемент национальной культуры — флаг Швейцарской Конфедерации.

Официально принятый в 1848 году, он ведет свою историю аж с XIV столетия, когда первые федеральные кантоны выбрали белый крест в красном поле как опознавательный элемент своих армий. Несмотря на то, что кантональная самоидентификация никогда не теряла своего значения и даже Государственный праздник (1 августа) по сути не являлся официальным до конца XX столетия (многие швейцарцы до сих пор не знают слов государственного гимна), герб и флаг страны почитаются всеми одинаково.

Взаимоотношения

Швейцарии
Взаимоотношения между «французской» и «немецкой» частями Швейцарии являются важнейшим фактором национальной истории, хотя франкоязычные кантоны были присоединены к территории Швейцарии лишь в начале XIX века

Взаимоотношения между «французской» и «немецкой» частями Швейцарии являются важнейшим фактором национальной истории, хотя франкоязычные кантоны были присоединены к территории Швейцарии лишь в начале XIX века. Эти отношения, как ни странно, довольно далеки от идеала, причем во всех областях жизни, от политики до быта. Хотя гость из-за рубежа вряд ли заметит какие-либо конфликты — уровень культуры не позволяет выносить такие «мелочи» на всеобщее обозрение.

Впрочем, понятие «рёштиграбен» (Rostigraben, в буквальном переводе с немецкого — «картофельный ров») как некоей символичной линии, разделяющей страну на «консервативную немецкую» и «либеральную французскую» части, используется здесь вполне осознанно и серьезно. Даже в отношении вопроса интеграции страны в ЕС четко прослеживаются два противоположных подхода: франко-швейцарцы выступают за вхождение в Евросоюз, «немцы» же традиционно против.

В стране, где все важнейшие законы принимаются только методом референдума, такое различие просто не может не играть большой роли. Однако сами местные жители относятся к нему более чем положительно, рассматривая традиционное разделение страны на два лагеря как элемент здоровой конкуренции.

При этом как таковое понятие национальности или принадлежности к какой-либо этнической группе местных жителей вообще мало интересует. Лингвистические или культурные отличия — это да, это здесь будет иметь определенную роль, а вот национальность или религия — никогда.

Поэтому и упор на какую-то свою особую роль (и тем более — права) в силу национальности будет воспринят по меньшей мере с недоумением. Согласно местному принципу территориальности, любые мигранты обязаны использовать в общении язык и законы территории нового проживания и никаких особых привилегий не имеют.

Даже национальных школ по сути нет, хотя в стране прекрасно развита система международных институтов образования. Более того, сами швейцарцы подчеркивают, что этнические или религиозные различия внутри столь маленькой и фрагментированной страны ставят под угрозу сам принцип национального единства, а потому все попытки «выпячивания» национального характера пресекают довольно уверенно и твердо.

С этим связано, к слову, и традиционное нежелание возводить храмы других конфессий, часто выдаваемое за рубежами страны за ксенофобию. Хотя любой, кто хоть раз побывал в этой стране, скажет, что более толерантных и веротерпимых людей, чем швейцарцы — еще поискать.

Швейцарцы: как они живут

Интересно, что Швейцария долгое время оставалась патриархальным обществом, где женщины подчинялись власти мужчин. Равноправие полов здесь — явление относительно новое: только в 1971 году женщинам было дано право голосовать на федеральных выборах, вне дома работает только треть швейцарок, количество специалистов с высшим образованием среди представительниц прекрасного пола до сих пор вдвое ниже, и даже уровень зарплаты может зависеть от пола. Но при этом до 30% представителей власти — именно женщины, да и Федеральный совет на момент написания статьи возглавляли именно дамы.

Некогда дружные швейцарские семейства, в которых 3-4 поколения родственников жили под одной крышей, давно ушли в прошлое — семьи из двух человек составляют до 75%! Один, реже два ребенка в семье — норма, но это касается людей в возрасте за 40 лет — среди молодежи до 30 лет дети — редкость, да и вообще средний возраст вступления в брак сегодня — приблизительно 29 лет.

Семьи в Швейцарии мало чем отличаются от «общеевропейского стандарта». Браки заключаются все позже и позже, число разводов велико (и то по большей части статистику спасает обилие незарегистрированных супружеств), а юридические права и обязанности сторон практически равны.

В совокупности с высоким благосостоянием населения и большой продолжительностью жизни это приводит к тому, что швейцарское общество стремительно стареет (количество пенсионеров старше 65 лет удвоилось за последние 50 лет, а старше 80 лет — выросло в 4 раза!). Но при всем этом местные семьи практически не утратили своих социальных функций. Взаимная поддержка среди разных «ветвей» одной семьи все еще важна и весома, а уход за пожилыми практически безупречен.

Швейцарцы
Некогда дружные швейцарские семейства, в которых 3-4 поколения родственников жили под одной крышей, давно ушли в прошлое — семьи из двух человек составляют до 75%

Почти 70% швейцарцев живет в городах, что приводит к явной нехватке жилья — строить новые дома во многих местах просто негде в силу особенностей рельефа. И при этом многие местные жители владеют 3-4 объектами недвижимости, проживая там, где удобнее работать — небольшие размеры страны и прекрасная дорожная сеть почти не ограничивают мобильности населения.

К тому же высокий образовательный уровень и приток высококлассных специалистов из-за рубежа, а также прекрасно развитая сфера туризма приводят к тому, что в стране в принципе нет заброшенных поселений. Что не может быть отремонтировано — строится заново, а при невозможности — перепрофилируется, что приводит к активному развитию практически всех, даже самых отдаленных регионов.

Швейцарцы безумно гордятся своими домами и садами. Нехватка земли, умение строить на века и прирожденное чувство прекрасного приводят к тому, что почти все местные поселения выглядят как иллюстрации к детским книжкам. Многие дома даже в городах украшаются специальными карнизами и ящиками для цветов (про подоконники и говорить нечего), но при этом сохраняют опрятный и вполне организованный вид. Столь же трепетное отношение к чистоте, причем везде и во всем, и к переработке отходов.

Швейцарцы — признанные лидеры в рециркуляции всего — от канистр, стеклянных и пластмассовых бутылок до газет, мебели, батареек и одежды. Причем это не какая-то прихоть, а жесткая норма закона — в большинстве случаев местный житель платит за вывоз каждого мешка своего мусора, и даже сами эти специальные мешки закупаются у кантональных предприятий за свои деньги.

Население Швейцарии в 2018 году

В 2018 году численность населения Швейцарии увеличится на 99 218 человек и в конце года будет составлять 8 645 115 человек. Естественный прирост населения будет положительным и составит 18 203 человека. За весь год родится примерно 87 510 детей и умрёт 69 307 человек. Если уровень внешней миграции останется на уровне прошлого года, то в следствии миграционных причин численность населения изменится на 81 015 человек. То есть, суммарное количество людей, въезжающих в страну с целью долгосрочного пребывания (иммигрантов) будет больше количества людей, покидающих страну (эмигрантов).

Какими швейцарцы видят других

Умеющие умиляться достоинствами клубники, которую дарит им их собственная земля, швейцарцы в то же время способны огорчаться и беспокоиться по самым разным поводам. Но ничто не может удручить их больше, чем похвала чего-то не-швейцарского. Они будут неприятно удивлены, услышав, что кто-то за пределами их общины, долины, кантона или всей Швейцарии делает что-то лучше. Поэтому они всегда с подозрением смотрят на соседей или за границу, ожидая с той стороны какого-нибудь подвоха.

Швейцария не входит ни в ООН, ни в НАТО. Официально это объясняется тем, что участие в этих организациях противоречит традиционной швейцарской политике нейтралитета. На самом же деле швейцарцы просто считают, что участие в столь амбициозных организациях не имеет смысла.

Швейцарцы в свое время сказали «нет» присоединению к единому европейскому экономическому пространству, увидев в этом первый шаг на скользкую дорожку, которая, не дай Бог, приведет, в конце концов, и к вступлению в Европейский Союз.

Присоединение к такого рода сообществу они считали равносильным вступлению в клуб бедняков, и даже сорок тысяч братьев не смогли бы убедить их в том, что участие в подобной авантюре способно принести какие-либо осязаемые преимущества. Но когда выбор был сделан, они тут же начали беспокоиться о том, не совершили ли они ошибку, приняв решение не переходить этот Рубикон.

Что же касается американцев, то с ними у швейцарцев давний роман. Не исключено, что причина тому — полное несходство Швейцарии и Соединенных Штатов. Америка огромна и однообразна. Швейцария, напротив, весьма мала, но крайне разнообразна.

швейцарцы_1
Умеющие умиляться достоинствами клубники, которую дарит им их собственная земля, швейцарцы в то же время способны огорчаться и беспокоиться по самым разным поводам

В представлении швейцарцев американцы — это необузданные и разухабистые ковбои, с характером экстравертов; они беспрепятственно разъезжают по необъятным пространствам своей девственной страны, тогда как им, швейцарцам, приходится добывать свой хлеб изнурительным трудом, неся при этом еще и тяжкое ярмо бюрократической системы, находясь вдобавок под постоянным гнетом общественных установлений и непосильного чувства ответственности.

Самый дикий поступок, который только может совершить швейцарец, — это купить огромный американский автомобиль. И можно только бесконечно удивляться тому, как много людей, которые все-таки обзаводятся этими чудовищами.

Британцами швейцарцы восхищаются. Покоряет их прежде всего то, что британцы, без всякого стеснения захватив полмира, не испытывали по этому поводу никакого чувства вины. Такое же восхищение вызывает у них и то, что британцы нисколько не страдали от чувства утраты, когда потеряли все завоеванное. Запечатленный в швейцарской голове образ британца — это вкушающий чай джентльмен. Странно, но сей светлый лик нисколько не омрачают дикие орды английских болельщиков, терроризирующих стадионы Европы.

Немцев швейцарцы слегка недолюбливают: уж очень те самоуверенны, да и по-немецки слишком хорошо говорят — гораздо лучше, чем швейцарцы, которых тоже принято считать говорящими по-немецки. Втайне от себя самих швейцарцы, однако, немного завидуют той уверенности в себе, которая есть у немцев. Отношение к французам иное — от их утонченности, обаяния и жизнелюбия у всех швейцарцев просто захватывает дух. Австрийцев же швейцарцы находят вполне приятными соседями — ведь те, будучи постоянной мишенью швейцарских шуток, с такой стойкостью и терпением несут это бремя!

В общем, швейцарцы умеют, пусть хоть и в небольшой степени, отдавать дань тому, что связано с другими странами или приходит из них. Но швейцарцы проводят четкую грань между «заграничным» и «иностранным». Одно дело — то, что находится за границей или привезено из-за рубежа, а совсем другое — иностранное, то есть чужое, чужеродное — или, попросту, «иное и странное».

Впрочем, швейцарцам, которым порой трудно определить, что можно назвать швейцарским, иногда нелегко и с определением понятие «иностранного». Стать швейцарцем, то есть получить статус гражданина, иностранцу тоже непросто. Для этого нужно иметь швейцарских родителей, швейцарского компаньона, быть художником (а еще лучше — богатым художником), наконец, прожить, по меньшей мере, десять лет в Швейцарии. Между тем почти 20 процентов (одна пятая часть!) постоянного населения страны — это иностранцы.

Остальные 4/5 жителей все, что им представляется в стране несовершенным, объясняют присутствием большого числа не-швейцарцев. Плохое обслуживание в гостинице, неухоженный сад или парк, немытые машины, немодно или неопрятно одетые прохожие на улицах — для объяснения всех этих неприятных явлений всегда есть под рукой ответ и излюбленный козел отпущения. Повинны во всем этом безобразии отнюдь не швейцарцы и даже не приехавшие из-за рубежа туристы (этим позволено делать, все, что ни заблагорассудится), а именно чужаки, иностранцы — Ausländer.

Демография

В Швейцарии постоянно проживает 8 млн. человек. Доля населения в возрасте от 20 до 39 лет составляет 26,7 %, доля 65-летних и старше — 17,3 %, доля тех, кому менее 20 лет — 20,4 %. Продолжительность жизни здесь одна из самых высоких в мире: 80,5 года у мужчин и 84,7 года у женщин. Более двух третей населения проживает в пяти крупных городах и их окрестностях: Цюрихе, Женеве, Базеле, Берне и Лозанне.

Языки

В Швейцарии четыре официальных языка: немецкий, французский, итальянский и ретороманский В северной, восточной и центральной частях страны говорят на немецком языке. В Романдии — на западе страны — а также частично и в центральных областях языком повседневного общения является французский. Итальянский распространен на юге (в Тичино ), ретороманский — в кантоне Граубюнден. В большинстве своём швейцарцы говорят, как минимум, на двух языках и хотя бы на одном иностранном языке. В деловых кругах и среди руководящих кадров очень широко используется английский.

Валюта

швейцарский франк
Национальная валюта Швейцарии — швейцарский франк

Национальная валюта Швейцарии — швейцарский франк. Также он является валютой Лихтенштейна. На четырёх официальных языках Швейцарии название валюты пишется следующим образом: Franken (на немецком), franc (на французском и ретороманском), franco (на итальянском). На жаргоне трейдеров швейцарский франк именуется «свисси» (англ. swissy). Швейцарский франк — самая надежная валюта мира.

Бюджет

Государственные расходы Швейцарии включают бюджетные расходы государственных и муниципальных органов, а также расходы на обязательное социальное страхование. В 2012 г. этот показатель составил 33,2% от ВВП. В большинстве европейских стран он значительно выше — более 50%. Бюджет стабильно профицитный — за период 2009–2013 гг. профицит в среднем составлял 0,36%. Государственная задолженность также ниже, чем в большинстве европейских стран. Совокупный государственный долг составляет 36,4% ВВП (2012 г.). По сравнению со средним показателем в других странвх ЕС (85,2%) уровень задолженности у Швейцарии относительно невелик. В большинстве европейских стран он гораздо выше.

Образование

Ежегодно швейцарское государство тратит более 5% ВВП на образование. По размеру затрат на образование на душу населения Швейцария занимает ведущее место в мире.

Швейцарские университеты постоянно входят в число 100 лучших университетов по всему миру и в Европе, в то время как некоторые институты являются частью мировой элиты.

В частности, это относится к Федеральному техническому институту Цюриха (ETHZ), который входит в TOP-20 рейтинга Times Higher Education. При этом цены на обучение в швейцарских вузах низкие даже для иностранцев. Например, год обучения в ETHZ стоит 1300 € в год.

Швейцарии_1
Экономика Швейцарии в значительной степени ориентирована на экспорт, доля внешней торговли в ВВП — одна из самых высоких в мире

Экономика

Швейцария занимает четвертое место в мире по ВВП на душу населения. Подушевой ВВП Швейцарии примерно в два раза выше, чем в Англии, Франции и Германии. Около 70% приходится на сферу услуг. На промышленный сектор, который тоже занимает важное место в экономике страны, приходится 27% ВВП. Ключевые отрасли: химическая промышленность, товары производственного назначения и банки.

Экономика Швейцарии в значительной степени ориентирована на экспорт, доля внешней торговли в ВВП — одна из самых высоких в мире. Очень важную роль играет ЕС (экспорт: 59,05%, импорт: 75,9%. В 99% швейцарских компаний численность сотрудников, работающих на полную ставку, не превышает 250 человек. Обратную тенденцию проявляют расположенные в Швейцарии международные компании. На них работает 1,29 млн. человек, то есть каждое третье рабочее место в стране приходится на международное предприятие. Швейцарские сотрудники привязаны к своим компаниям и отличаются высокой мотивацией и ответственным отношением к работе.

Безработица и личные накопления

Уровень безработицы в Швейцарии не превышает четырёх процентов. Помимо того, что у почти всех швейцарцев есть работа, у них есть еще и личные сбережения. Национальные сбережения в процентах от ВВП за 2011 год составляли 30,5%. Возможно, именно поэтому швейцарцы больше волнует характер предлагаемой работы, а не уровень заработной платы.

Источники:

  • https://www.s-ge.com/ru/article/poslednie-novosti/glavnye-fakty-o-shveitsarii
  • http://guide.travel.ru/switzerland/people/traditions/
  • http://www.langust.ru/review/xeno_sw1.shtml
  • https://countrymeters.info/ru/Switzerland